пятница, 27 января 2017 г.

Scintilla: Там, где начинается жизнь. Часть 5

Глава 4
Вопрос на засыпку

- Ладно, детка, ты готова? – спросил меня Каин.
- Я никогда не смогу быть к этому готова, - нервно усмехнулась я.
- Просто помни, ты ничего им не должна. Все вопросы будут на их совести, ты просто будь честна, - Каин поправил мне воротничок на блузке.
- Это впервые, - сказала я и всхлипнула. – Что если я всё испорчу?
- Только слёз нам не хватало! – Каин крепко сжал мои ладони. – Зря, что ли, Ева тебя три часа красила? Просто помни, держи улыбку на лице и не бойся давать самые невероятные ответы! Поняла?
Я кивнула и натянула улыбку на лицо. Честно говоря, мне и присниться не могло, что в один прекрасный момент стану участником пресс-конференции. И не просто участником, а тем самым несчастным человеком, которому предстоит отвечать экспромтом на самые неожиданные вопросы. А в том, что вопросы будут непредсказуемые, я была уверена.
И всё же я не могла понять, почему, узнав о существовании нашей организации, нас сразу сделали медийными лицами? Я ожидала чего угодно: ареста, попытки подчинить какой-либо партийной фракции, возмущений по поводу вмешательств в личные и государственные дела, военных действий… Чего угодно, но только не этого. Нас просто позвали дать интервью. С самого первого дня они сделали из этого… шоу?

Они опубликовали наши секретные документы, демонстрировали оружие, восторгались им и пытались купить, чтобы пополнить личные коллекции. И это не ради военных переворотов или укрепления обороноспособности государства, а только ради того, чтобы стать участником очередного телешоу и продемонстрировать очередную диковинку всему миру.
Я не понимаю, что стало с миром. К чему всё идёт? Я даже не представляю, что может их заинтересовать? Что я, самый молодой член организации, смогу им рассказать?

На пресс-конференции с существом из "Работы для нас" все как один интересовались только тем, как создать личный телепорт. Существо было предельно откровенно, и Ордену пришлось глушить прямой эфир, вызвав массу возмущений телезрителей. Теперь Орден изгнали из этого мира, и на этой пресс-конференции нам нужно склонить общественность на свою сторону, чтобы вернуть Орден. От сознания собственной значимости и ответственности, возложенной на мои плечи, мне было не по себе.
Что если мои ответы будут не такими исчерпывающими и дадут повод для наводящих вопросов? Смогу ли я не попасться на удочку, как все предыдущие?

Мои мысли прервал гром аплодисментов. Это на сцене появился ведущий программы. Он приветствовал собравшихся, что-то говорил, позировал перед телекамерами, наслаждался своей значимостью и предвкушал очередной триумф.
- Добрый вечер уважаемые господа, в эфире наше вечернее шоу "Разоблачение тайн"! В прошлый раз мы пытались получить вразумительные ответы от робота из «Металла». Но этот тостер не в состоянии раскрыть тайну, да и кофе мой не подогревает, - из зала раздался громкий смех. – Но в этот раз мы поговорим с великим человеком, мастером своего дела, а также безумно красивой девушкой. Поприветствуем, Искра!
Зал взорвался от бури оваций, свиста, крика, топота. Толпа предвкушала очередной разгром приглашенного гостя и триумф ведущего. Это напрочь отбило всякое желание выходить, но Каин вежливо и нежно вытолкал меня на сцену. Навесив на лицо приветливую улыбку, я было направилась к ведущему, но увидев красивый и удобный диван, элегантно, как меня учила Ева, присела, заложив ногу за ногу, как истинная леди. Это слегка обескуражило ведущего. Он ожидал увидеть что угодно, но не уверенную девчонку, в костюме, полностью соответствующему правилам хорошего тона. Знал бы он, как трепетало всё у меня внутри, как хотелось броситься прочь и стащить с себя этот жутко неудобный наряд.
Ещё со времён "Спасения", когда на сцену вышел доктор в лабораторном халате, стало ясно, что будет много вопросов об одежде, а это очень отвлекает от основной нашей цели: добиться признания Организации, и получить официальное право на существование, как секретного, автономного, самостоятельного объекта. Нельзя допустить делать из нас посмешище.

Мой уверенный, спокойный вид быстро успокоил зрителей в зале, а ведущий слегка поубавил пыл и обратился ко мне уже более спокойно:
- Добрый день, миледи. Как добрались, как Вам у нас?
- Всё на высшем уровне, - как будто со знанием дела ответила я.
- Тогда предлагаю сразу приступить к вопросам! – он взял со стола кипу бумаги. - Вечер обещает быть долгим. Вы сможете выдержать такой накал? У нас больше всего вопросов именно к вашей организации. Для тех, кто ещё не знает, Искра состоит в организации «Орден Вселенной». Это так?
- Да, - ответила я с улыбкой. – Как минимум, раньше он назывался так.
- Что-то изменилось? – парировал ведущий.

Этот вопрос привёл меня в замешательство. Я знала, что раньше наша организация называлась  "Орденом", но прошел месяц, и, возможно что-то изменилось, и, возможно, ведущий об этом знает. Глупо попасться на некомпетентности на первых же вопросах. И я бы облажалась, если бы в голове я не услышала голос Каина: "Вселенская Защита!"
- Да. Теперь мы - Вселенская Защита, - с уверенностью ответила я.
- Скажем сразу, оригинальностью названий вы не выделяетесь, - усмехнулся ведущий и постучал по столу бумажками, скрывая досаду. – Не скрою, что самым распространенным вопросов является вопрос о структуре вашей организации. Чем лично Вы занимаетесь?
- Путешествую, - улыбнулась я. – Меня отправляют в миры, в которых есть проблемы, и моя задача найти эти проблемы и нейтрализовать их.

Ой, как же долго я училась подбирать слова! На этом шоу так сильно придираются к выражениям. Нельзя говорить «убить, уничтожить» и ещё много слов на «у». Помню, как ведущий завалил вопросами существо из «Корпорации Мрака», вынудив его рассказать об убийстве. Им даже пришлось отказаться от продолжения пресс-конференции и удалиться через потайной выход, иначе разъярённая толпа, собравшаяся у телецентра, разорвала бы их живьём!
Весь вчерашний день я провела с Каином, который учил меня "нейтральным дипломатическим словам", так что постараюсь в своей речи избежать употребления опасных слов. Я даже думаю уже на официальном языке!

- О каком виде "проблем" Вы говорите? – спросил ведущий, слегка привстав со стула. – Являемся ли мы «проблемой» для вас?
- Конечно нет! – ответила я, наивно улыбнувшись. – А на счёт проблем. Мы говорим о разрывах в пространстве и времени, которые могут оказать негативное влияние на миры, на ваш в том числе.
Он явно ничего не понял, но вида не подал, просто замолчал. видимо, ожидая продолжения моего рассказа. Но я умею держать МХАТовскую паузу…
- И что именно не так с этими "разрывами"? – сдался он.
- Они образуются в материи, составляющую мульти вселенную, - с умным видом вещала я в тишину зала. – Не до конца ясно, почему именно это происходит, но это явно связано с изменением кода вселенной. Они представляют собой некие порталы, сквозь которые может что-то или кто-то пробраться в другой мир.
- А кто, к примеру? – перебил меня ведущий, найдя зацепку.
- К примеру, возьмём портал, который образовался в вашем мире, - без капли смущения ответила я. – Он ведёт в иной мир, в котором находятся другие существа, отличающиеся от вас. Они могут навредить вашему миру, так же, как и вы можете навредить им.
- То есть Вы всё же считаете нас проблемой? – ему показалось, что он поймал на слове, и зал охнул в едином порыве.
- Для другого мира, да, - жестко, но честно ответила я. – Для нашей организации, нет.

Ведущий с вызовом посмотрел на меня. Ему явно хотелось вывести меня из себя. Он ожидал, что я начну юлить, пытаться сглаживать ответы. Но мне сказали «говори правду». Вот пусть и слушают, даже если эта правда им не понравится. Ведущий взял себя в руки, улыбнулся в камеру и продолжил:
- Думаю пора приступить к вопросам от зрителей! И первый вопрос от нашего подрастающего поколения. Джимми Питерсон спрашивает: "Как попасть к Вам в организацию»" - лицо ведущего приняло комичное выражение. – Уважаемая Искра, ответьте малышу Джимми!
- Ну что ж, - сказала я, умиляясь его актёрской игре. – К нам можно попасть по желанию, но стоит помнить, что надо быть сильным, выносливым, а главное добрым.
- И давайте не забывать про здоровое питание! – подхватил ведущий. – А спонсор сегодняшнего выпуска "Принц-Кола". "Принц-Кола, королевское наслаждение!"

После этого шёл минутный перерыв на рекламу, во время которого хмурый ведущий с неимоверной скоростью отделил часть листов и закинул их под стол. Ну что ж, похоже я ответила уже на половину вопросов. Похоже, вечер будет не таким уж и долгим?
- Второй вопрос задаёт некто Родни Робинсон. Его интересует: "Насколько вы опасны". Уважаемый Родни, нельзя так говорить о потенциальных союзниках. Поэтому в следующий раз не употребляйте таких слов. – и обратился ко мне. – Наверное этот вопрос снимается?
- Да нет, всё в порядке, - отмахнулась я, всё так же удерживая на лице наивную улыбку. – Тем более, что и наша организация никогда не будет считать вас угрозой, если только вы таковой не станете.

И тут зал зашумел. Я допустила ошибку, назвав их потенциальной угрозой. И вот результат. Ведущий, глядя мне прямо в глаза, бросил вызов:
- Как именно Вы определяете угрозы?
- Очень просто, - я изо всех сил старалась сохранять самообладание. – Во-первых, если до сих пор никто из вас не представлял угрозы, то почему это может случиться в будущем? Во-вторых, выявлением угроз у нас занимается отдельная структура, изучающая мир досконально, как говорится с головы до ног. Именно она обнаруживает возникающие проблемы, и ещё никогда не ошибалась. Поэтому вам нечего бояться. Пока мы только приглядываем за вами.
- То есть, мы все находимся под вашим пристальным вниманием? Вы следите за нами? – ведущий опять нашел, за что зацепиться. – А не является ли это нарушением прав человека на личное пространство?
- Я не говорила, что мы следим, - поправила я его. – Мы просто приглядываем, чтобы в случае возникновения странности или проблемы, немедленно отреагировать и успеть помочь.
- Но как именно вы это делаете? – вновь прерывал меня ведущий.
- Наблюдение за электромагнитным полем, тепловизор, звуковые волны, - стала перечислять я. – А вообще, появление разрывов в пространстве очень легко находить. От них исходит некий радиосигнал, и, если настроиться на правильную частоту, его можно отследить с помощью простого радиоприемника.
- Вот это новость! - перебил меня ведущий. – У Вселенной есть свой ди-джей на радио!

Зал разразился громовым хохотом, а я, чтобы не обидеть ведущего, тихо хихикнула. Это очень обрадовало его, он не глядя выхватил из стопки бумаги ещё один листок:
- Вопрос от Денни Лолли. "Будут ли другие рубрики, например, война между организациями или что-то такое? И да, я уверена, никто не купится на ваши спецэффекты, робот был компьютерной графикой!" - ведущий дочитал до конца и, не обращаясь ко мне ответил сам. – Естественно у нас будут новые рубрики, но эфирное время программы на телеканале ограничено. И нет, уважаемая моя Денни, робот - это не компьютерная графика, а настоящие существа и машины.
Он посмотрел на меня, как бы предлагая присоединиться к ответу и обсудить вопрос "войны организаций", но я игнорировала его. Я не настолько проста, чтобы сорваться на простом непонимании. Пусть говорят…

- Искра так и не зажглась! – отпустил очередной каламбур ведущий, картинно подбросил вверх бумаги, немного постоял, раскинув руки и, подставив лицо падающим листкам с вопросами, звонко расхохотался. – А теперь сюрприз! Только на нашем канале! Специальный гость! Оставайтесь с нами! Увидимся после рекламы.
Гримёры быстро принялись приводить в порядок наши разгоряченные лица. Никогда бы не подумала, что свет софитов на расстоянии способен растопить сверхпрочную косметику, выдерживающую даже перегрузки портала.
За пару минут мне полностью сменили макияж, и я почувствовала, как лицо буквально стянуло от толстого слоя "телегрима". Но, увидев, как за соседним столом мускулистый брутальный мачо – телеведущий припудривает носик и красит губки, рассмеялась и забыла о своих неудобствах. Я понимала, что на телевидении без макияжа даже мужчине не обойтись, но он так забавно морщил носик и причмокивал губками…

- Всем приготовиться, - услышала я тонкий женский голос режиссёра. – Эфир через тридцать секунд.
Гримёры растворились в пространстве, ведущий принял излюбленную позу, в пол-оборота к камере. Я тоже устроилась поудобнее, слегка размяла губы и приготовилась.
- Три, - вновь раздался голос. – Два, один. Поехали!
Софиты снова включились на полную мощность. Мгновенно стало жарко под толстым слоем грима. Немилосердно зачесался нос, но я понимала, этого ни в коем случае делать нельзя. Заиграла музыка, и зал радостно приветствовал очередной картинный жест ведущего. Он эффектно развернулся навстречу подъезжающей камере и радостно прокричал:
- Мы снова с вами! Для тех, кто только что подключился к нашему телеканалу сообщаю, что сегодня у нас в гостях сотрудник организации "Вселенская Защита", прекрасная и могущественная Искра! И мы только что закончили с вопросами от телезрителей и впереди нас ждёт потрясающий сюрприз! Я приглашаю на эту сцену потрясающего человека, невообразимого гения и самое главное, очаровательную девушку. Встречаем! Несравненная Лиз Мани!

Вот так сюрприз! Только её здесь не хватало. Лиз когда-то работала на нашу организацию, а потом её перекупили хедхантеры из "День Зарплаты". День Зарплаты – это организация, которая тоже организует путешествия в другие миры, но цель у них другая. Они не встают на защиту, не пытаются реанимировать умирающие цивилизации, а просто выкачивают из них полезные ресурсы, собирают редкие вещички и перепродают их. Всё что их интересует, это экономические потребности самой организации. И не важно, что они проданный ими редчайший артефакт, попав в другие миры может уничтожить всё вокруг, для них главное - прибыль. А нам потом приходится выходить на зачистку и исправлять нанесенный подобный артефактом вред.

Я с завистью посмотрела, с какой грацией, уверенно шествовала она на невероятно высоких каблуках прелестнейших туфелек со стразами. Яркое красное платье с глубоким декольте прекрасно подчеркивало её идеальную фигуру. И когда она только успела обзавестись таким шикарным бюстом четвертого размера? Пару лет назад его не было, как, впрочем, и этой шикарной копны золотистых волос, уложенных талантливым стилистом.
Зал охнул в едином восторге. Я почувствовала себя серой мышью. В голове моей возникла мысль, что я так и не видела в зеркале, как меня загримировали. Буду надеяться, что не выгляжу по сравнению с Лиз каким-то монстром.
Лиз, встретившись со мной взглядом, поняла все мои душевные терзания, хотя я изо всех сил старалась их скрыть. Она ухмыльнулась на мгновение, а потом улыбнулась зрителям и с грацией кошки сделала несколько шагов. Зал взорвался криками, охами, свистом, а она просто прошла к своему месту и элегантно села.

- Пора включать системы охлаждения на полную мощность! – попытался перекричать зал ведущий. – Потому что у нас тут горячая штучка.
Даже под толстым слоем грима было заметно, как Лиз покраснела от удовольствия, а мне вдруг захотелось вцепиться ей в волосы, чтобы хоть немного прекратить эту всеобщую вакханалию!
- Спасибо, - пытаясь казаться скромной сказала Лиз, но ей это не удались. Слишком вызывающий вид никак не вязался с её напускной скромностью.
- Дорогая Лиз, - сказал ведущий, стараясь не смотреть ей глаза. – Насколько мы знаем, ваши с Искрой организации враждуют. Можете ли объяснить, почему?
- Думаю, всё просто, - она так резко вскинула руки, что чуть не задела меня своими руками с идеальным маникюром. – В нашей компании главное это удобство прогрессивных миров. Мы помогаем им, поставляя различные ресурсы и средства для дальнейшего развития, которых в обычной ситуации у них и быть не может. А "Вселенская Защита" всеми силами пытается нам помешать, отбирая наши подарки. У них каждый камешек, принесённый извне, это уже вселенская угроза!
Она картинно засмеялась и получила единодушную поддержку зала. Я не знала, как бы ей ответить поделикатнее, но чётко уловила нервные сигналы от Каина. Он не мог мне помочь в этой ситуации, просто топал ногой и скрипел зубами. Встретившись со мной взглядом, он махнул рукой, и я прочитала по губам: «Говори, что хочешь». Почему я не почувствовала его голоса в голове? Похоже нас глушат.

- Это ты про тот камешек, который чуть не уничтожил целую звёздную систему? – тихо произнесла я и усмехнулась наступившей гробовой тишине в зале. – Сколько вы тогда заработали? Триллионов восемь?
Ехидная улыбочка слетела с лица ведущего, а челюсть Лиз едва не отпала. Она уставилась на меня широко раскрытыми глазами, не зная, чем парировать на моё заявление. А я, глядя ей прямо в глаза продолжила:
- А что ты скажешь на счёт торговли разумными существами? Работорговля на утеху извращенцам, желающим иметь диковинку в своём особняке? А вымирающие животные, которым нужны специальные условия для жизни? Какова продолжительность жизни таких диковинок, выдернутых из других миров? Профессор Горц из Шестой Бетты. Вы продали его миллиардеру. Где он сейчас?
- Он также, на вилле! – быстро ответила Лиз.
- Да, на вилле... Профессор скончался через три дня. Миллиардер отдал тело таксидермистам. Теперь чучело Горца украшает гостиную.
- Разве? – изумилась Лиз, и попыталась увести разговор в другую сторону. – Значит, расстреливать целые расы для вас в порядке вещей? А как вы, обращаясь с мирами, оставляете после себя продукты жизнедеятельности? Они ведь тоже "немного" опасны.
- Ну уж поверь, дерьмо за собой мы убираем! – немного грубовато ответила я и улыбнулась.

Зал отреагировал на мою шутку одобрительным смехом, и я решила снова взять лидирующую позицию в дискуссии:
– Вы же сами постоянно просите у нас помощи в случае возникновения угрожающей вам опасности. И мы соглашаемся, несмотря на то, что вы крадёте у нас данные о мирах…
- Зато, - Лиз повернулась ко мне и посмотрела презрительным взглядом. – Мы не начинали войны между всеми организациями, а вот вы…
- Мы тоже, - я развела руками, и Лиз не нашла, что мне ответить.

Такой тишины я не слышала даже в вакууме. Кажется, даже глухой человек мог бы почувствовать эту тишину. Но ведущий первым пришел в себя и взял ситуацию в свои руки.
- Вы говорите о какой-то войне, - он подвинулся чуть ближе. – Можете рассказать поподробнее?
- Конечно, - Лиз спешно принялась откровенничать. – Война началась давным-давно. Как давно, об этом точно никто не знает. Но самые старые представители организаций, те немногие, кто выжили, рассказывали истории. Жуткие, невообразимые…
Она выдержала драматическую паузу, чтобы привлечь больше внимания, но я мастер по прерыванию таких картинных пауз, несколько раз покашляла в кулак и, как-бы подсказывая ей о чем-то, приглушенным голосом сказала:
- К примеру, как одна Организация была перекуплена силами противника. А сам противник преследовал только одну цель, уничтожение всего живого, что только есть во вселенной.
- Ложь и провокация, - выкрикнула Лиз и, потеряв самообладание, ударила рукой по креслу. – Мы никогда не были в союзе с опасными организациями. Может из-за вашей самовлюблённости, вы не видите, как наши сотрудники миллионами полегли на поле боя?! Или, когда ваши «защитнички» жалко убегали, поджав хвосты, не мы ли встали на защиту Вселенных?!

Конечно, я не могла знать все эти факты, я ведь совсем не интересовалась историей организации. Но внутренний голос подсказывал мне правильные ответы на все вопросы. Похоже, Каину удалось наладить связь. Но сейчас я ничего не могла ответить, и Каин тоже не мог мне ничего подсказать. Я ничего не могла противопоставить Лиз. Похоже, что этот раунд я проиграла. Но надо хотя бы попытаться сделать вид, что всё в порядке. Я срочно искала выход из создавшейся ситуации, и меня осенило:
- Но разве наша организация разнесла опасный вирус, который чуть не уничтожил целую галактику? При этом ещё и спихнула все проблемы на "Меняющих"?

- Это была не наша вина, - Лиз поняла, что я смогла вывернуться, и немного взбесилась. – Никто из наших сотрудников не знал о наличии вируса на корабле, потому что его там просто не было! Он появлялся за нами, это да, но не мы были его источником.
- Это правда, - сказала я, давая ложную надежду. – Этот вирус распространился от артефакта, украденного вами и найденного на корабле. Именно того, который вы пытались продать. Забавно, все, кто коснулся артефакта, заболели, а вы нет. Будто вы были к этому готовы…
- Прежде чем бросаться такими обвинениями, - разгорячилась Лиз. – Вспомните о своих косяках. Все эти бессмысленные смерти, потери ресурсов, разрушение общественной жизни… И всё это ради мнимого спокойствия.
- Зато, мы удерживаем Вселенные хоть в каком-то равновесии! – я тоже уже не могла сдерживать себя. – Пока кое-кто, в погоне за супернаживой, не гнушается никакими средствами, вплоть до полного разрушения сложившихся устоев общественного сосуществования! Этот «кое-кто» без малейшего сожаления может вообще истребить все живое! Мы же пытаемся сохранять относительное спокойствие. И у нас бы получилось, будь вы на нашей стороне, а не продолжали преследовать только личные интересы.
Лиз не знала, что мне ответить. Как я и рассчитывала, мои претензии ввели её в полное замешательство. Она не могла открыто ответить, что они не будут нам помогать, так как это было равносильно объявлению войны, а продолжать утверждать, что мы занимаемся ерундой, просто глупо. У неё остался только один вариант, это признать наше превосходство! Я смотрела ей прямо в глаза и ждала, на что же она решится.

Но вдруг зазвучала громкая бравурная мелодия, и ведущий, всё это время сидевший с каменной улыбкой на лице, захлопал в ладоши и прокричал:
- Невероятно интересный диалог! Но пора подводить итоги! Встретимся после рекламной паузы!
Гримёры с гневными лицами извивались вокруг меня и Лиз, как змеи. Надо же, даже их бесстрастные лица могут испытывать эмоции, стоит только дать тему для размышлений. Лиз с нескрываемой ненавистью и злобой смотрела на меня. Её симпатичное личико исказилось, губы судорожно сжимались, на щеках вздулись желваки, а правый глаз нервно дёргался. Похоже, я всё-таки довела её до ручки… а, мне всё равно! Каин одобрительно улыбался, тайком показывал мне поднятый большой палец и едва не прыгал от радости. В этих глупых показушных дебатах победила я, поэтому выигрыш за нами!
Ведущий нервно поглядывал по сторонам, ища поддержки в студии, но никто в зале не проронил ни слова. Он был готов кусать себе локти, но правила таковы, что в любой ситуации он должен держать лицо.

Никогда прежде я не чувствовала себя так уверенно. Даже не верится, что я почти самостоятельно смогла отстоять честь организации. Тем временем рекламная пауза закончилась. гримёры разбежались по углам, как испуганные крысы, а радостно улыбающийся ведущий, едва скрывая своё невероятное возбуждение прокричал сквозь затихающую музыку:
- Мы снова с вами! Напомню, что сегодня у нас в студии две прекрасные дамы, которые презентовали нам свои организации. И теперь, путём открытого голосования, мы определим, какая организация достойна быть нашим союзником. Те, кому посчастливилось сегодня попасть в студию, возьмите в руки пульты и сделайте свой выбор! Левая кнопка – это голос за Искру, правая кнопка – голос за Лиз. А вы, дорогие телезрители тоже можете проголосовать с помощью телефонных звонков и СМС. Номер, по которому нужно голосовать вы видите в бегущей строке! Итак, кто же был сегодня более убедительным? Искра или Лиз? Лиз или Искра? Голосование началось!

На большом экране появились какие-то надписи, но я не знала этого языка, так же, как и способов графического отображения. Я вглядывалась в экран на меняющиеся каракули, и не могла понять, на чьей стороне перевес.
Браслет-переводчик у меня отобрали ещё на входе, поэтому я могла только сидеть и смотреть на то, как быстро менялись каракули на экране, постепенно замедляя ритм. И вот, наконец, они остановились, и зал восторженно зааплодировал. Ни я, ни Каин, ни Лиз не могли понять, чему именно, пока ведущий не объявил результаты:
- Как и ожидалось, с огромным перевесом, победила… организация… - тут он внимательно посмотрел на меня и Лиз, понял, что мы ничего не понимаем, радостно засмеялся, ощущая своё полное превосходство над нами, обратился к студии. – Прошу тишины в зале! Итак, по итогам голосования, с результатом девяносто три процента победила организация, - тут он снова сделал паузу. – "День зарплаты"!

Я почувствовала боль в груди. Мне захотелось разрыдаться, от того что я подвела организацию, но я не могла доставить Лиз такого удовольствия. Я увидела, как Каин закрыл руками лицо и отвернулся. Он не хочет меня видеть? На глаза начали наворачиваться слёзы, я совсем не слышала, что говорил ведущий, как ликовала Лиз, прыгая от восторга по сцене… Мне казалось, что я оглохла от громких оваций и грома аплодисментов. Но вот это мучение кончилось. Программа закончилась. Свет погас. Каин быстро подбежал ко мне, взял за плечи и вывел в укромный уголок. Здесь я дала волю эмоциям, разрыдалась и едва не завыла от отчаяния.
- Тихо, детка, тихо, - Каин нервно дрожащими руками гладил меня по голове и прижимал к себе, пытаясь успокоить. – Ты молодец, ты лучшая! Ты сделала всё, как надо. Не рыдай, малышка, всё хорошо.
- Я подвела, - сквозь рыдания произнесла я.
- Ты была на высоте! – Каин посмотрел мне в глаза и его мёртвый взгляд успокоил меня. – Не плачь. У тебя всё действительно вышло! Я горжусь тобой!
Его милая улыбка и пустой, но добрый, взгляд успокоили меня. Слёзы продолжали градом катиться по щекам и, не знаю, что на меня нашло, но я кинулась Каину на шею и дала волю своим эмоциям. А он нежно обнял меня в ответ и принялся тихо поглаживать по спине.
- Вот так вот, - шептал он. – Вот так. Всё хорошо. Успокойся…

Мне было хорошо и спокойно в его объятиях, мне казалось, что это уже когда-то было. Это чувство было мне знакомо, будто это уже когда-то происходило. Его крепкие руки были теплыми и приятными.
И тут я увидела выходящую из зала Лиз. Её торжествующий высокомерный взгляд и нахальная улыбка убедили меня, что она редкостная стерва. Это, как ни странно, привело меня в чувство. Я, всё ещё находясь в объятиях Каина, спокойно улыбнулась ей, что напрочь снесло высокомерный взгляд с лица Лиз. Она тихо, чтобы услышала только я, прошипела:
- Дрянь.
Плевок в душу, это в её стиле! Я решила не отвечать, а просто обняла Каина покрепче. Он спасёт меня от всех опасностей, он всегда рядом…
- Ну ладно, детка, - Каин разжал свои руки. – Пора идти, у нас ещё есть дела.
Он обнял меня за талию и повёл в комнату, на двери которой криво были напечатаны символы, смысла которых я так и не разобрала, где временно был установлен наш портал. Каин всё-таки смог вернуть наше оборудование организации. Он принялся настраивать оборудование портала, а я села на стул и задумалась.

К чему весь этот балаган? Кому выгодны эти проблемы, высосанные из пальца? Мы с Лиз могли бы просто рассказать о своих организациях, договориться, прийти к общему решению. Мы могли бы даже стать подругами, вместе работать, отдыхать, веселиться. Но как так случилось, что нас столкнули лбами, вывели из состояния равновесия? Так что же произошло? Я даже не помню, кто первый начал терять самообладание, я или она. И мы, как две собаки, готовы были вцепиться друг другу в глотки, не давая сказать ни слова, а ради чего? Ради того, чтобы жаждущая зрелищ толпа по ту сторону экрана ржала над двумя дурами, рвущими глотки в кадре? Каин говорил, что этот мир может быть полезным для нас, как источник дополнительных ресурсов, что здесь можно найти новые кадры для организации. Но как в этом мире, где встречают по одежке, а провожают по толстому кошельку, где любую опасность могут превратить в шоу, где политические аспекты сводятся к шуткам и подколам, найти полезное звено? И стоит ли тратить на это время? Их вполне можно оставить в том состоянии, в котором они чувствуют себя счастливыми и просто уйти, они все всё равно ни на что не годятся.
- Не все, - как же я не люблю, когда Каин без спроса читает мои мысли. – В каждом мире есть что-то плохое, но это не значит, что нет ничего хорошего.
- Но ты же сам говорил, - возразила я, посмотрев на Каина. – У них единственные ценности – это еда и телевизор! Они не стремятся помогать миру, они не могут бросить всё и просто сделать элементарное доброе дело!
- Так же, как и в другом мире, - Каин на мгновение отвлёкся от настройки портала. – В котором ежедневно люди убивают друг друга, кто оружием, кто, прививая вредные привычки. Где каждый ненавидит каждого. Где закон и право это разные вещи. Может ли быть в таком мире зерно добра? Как ты думаешь, возьмём ли мы человека из такого мира?
- Конечно нет! – уверенно сказала я.
- Но ты же тут, - ответил Каин и ввёл меня в ступор.

А ведь правда, те миры, в которых я побывала, казались мне одинаковыми. То есть, они кардинально отличались друг от друга, но воспринимались мной, как одинаковые из-за наличия проблем, которые надо было незамедлительно решать.
А ведь в каждом этом мире были свои ценности, вокруг которых построена целая жизнь, увлечения, занятия, работа. У каждого был запас ресурсов, которые использовались для насущных целей. Все живые существа были подобны Земным. Растения и животные, так отличающиеся по внешнему виду, имели схожие формы развития, но очень сложно было принять, что многие из них являются разумными существами, порой во многом превосходящие нас в развитии. У них был своеобразный способ общения, либо слишком активный, либо вовсе лишенный эмоций. Одни из них издавали звуковые волны, другие использовали телепатию. И всем им нужны была помощь, о которой они не просили. Это настолько чётко откладывалось в подсознании, что даже мысль о том, что всё это реально существует, да ещё и в разных проекциях мульти-вселенной, заставляло… Я не знала, как объяснить всё это, поэтому, чтобы не разболелась голова, просто перестала додумывать… Я поймала себя на мысли, что говорю словами Каина. Пока я пыталась привести свои мысли в порядок, что мне не очень-то удалось, Каин успел настроить портал и приготовился к перемещению.

- Ну что, детка, - сказал он, установив таймер отправки. – Ты готова отправиться со мной на край света?
Эта шутка окончательно привела меня в чувство. Мы поднялись на платформу, и, прежде чем сообщить о готовности, я посмотрела на Каина и сказала:
- Ты же обещал не называть меня "деткой".
- Да, - Каин утвердительно кивнул.
- Ну и?
Каин немного промолчал, загадочно улыбаясь, и, так и не получив от меня подтверждения о готовности, за мгновение до того, как нажать кнопку, сказал:
- А мне нравится.

Вот мы и дома. Я могла бы сказать, что сейчас я как никогда рада возвращению, но это было бы неправдой. Раньше, после каждого задания я с лёгкостью возвращалась домой, туда, где меня любят и ждут. А что ещё нужно для счастья, кроме дома, друзей, семьи? Здесь и была моя семья, мои друзья, мой дом.
- Поз-драв-ля-ем!
Прямо перед порталом стояли мои друзья в нарядных одеждах. В комнате, вопреки инструкции, висели воздушные шарики, а улыбающаяся Ева держала в руках огромный торт.
- Поз-драв-ля-ем! – весело прокричали ещё раз мои друзья и осыпали нас серпантином и конфетти, совсем как на новый год!
- С чем? – смутилась я, подумав о том, что они то не знают последние новости…
- Как с чем? – Ва Нил была крайне возбуждена. – Тебя показывали по вселенскому телеканалу! Это как минимум офигенно!
- Но я же проиграла… - сказала я и улыбнулась, несмотря ни на что.
- Поверь, это не проигрыш. - сказала Ева, передавая торт Ванильке. – Все видели, что ты поставила на место эту несносную Лиз!
- Ты надрала ей зад! – крикнула Силя, но Ва Нил тут же сделала ей замечание на неподходящее для девочки высказывание.
- Я не говорил тебе, но прямая трансляция шла и у нас, - Каин сошел с платформы портала, и принялся за отключение оборудования. – Тебя видели абсолютно все. Так что ты тут местная суперзвезда!

Мысль о том, что возвращаюсь с позором не давала покоя, а теперь поняла, что раз все сами всё видели, мне не придётся долго объяснять, почему так случилось. Я облегченно вздохнула. Я видела, как друзья радовались моему возвращению, будто бы и не было того самого позорного голосования «девяносто три против семи». Похоже, всё-таки семь – счастливое число! Семь – семь-я. Вот они, моя семья! Я подвела всех, а они пропустили это мимо ушей. Будто, я сделала всё правильно. Будто…

- Хватит тут стоять, - сказала Ева. – Идёмте пить чай с тортом.
- Ура!!! – Силиция с радостным воплем выбежала из комнаты
Ва Нил покачала головой и молча вышла вслед за ней. Каин взял торт из рук Евы, и они вместе, тихо переговариваясь отправились на кухню, откуда уже доносился звон тарелок и весёлые голоса девчонок. Я осталась в комнате одна. Совсем одна.

И вдруг, я поняла, что должна сделать то, о чём мечтала три последних дня. И никто не в силах мне помешать. Я посмотрела на тот самый белоснежный, удобный, мягкий диван, стоящий у стены. Казалось, он манил меня к себе. Я подошла плюхнулась на него и потянулась. Никаких «великих планов», никакого праздника, никакой горечи поражения. И пусть на самом деле этот диван был слегка жестковат, а слегка потертая и испачканная шоколадным мороженым обивка просто холодной, мне показалось это царским ложем. Я охотно поддалась объятиям песчаного человечка и улетела в страну фантазий и грёз.

Я - принцесса, запертая в высокой башне. Целыми днями сижу у окна и томно вздыхаю, в ожидании рыцаря на белом коне. И вот появляется он. Сверкая серебристыми доспехами, достаёт меч-кладенец из золотых ножен, и, пришпорив белоснежного скакуна, спешит освободить меня из заточения. Злая дракониха Лизард, охраняющая принцессу, пытается испепелить доблестного рыцаря, изрыгая клубы пламени. Но храбрый воин на полном скаку преодолевает стену огня и без страха и сносит ей голову. Чудовище повержено, и рыцарь поднимается за своей наградой. Но он ещё не знает, что злая дракониха перед смертью успела заколдовать принцессу, и она уснула беспробудным сном. Разбудить её сможет только поцелуй любви. Рыцарь подходит к спящей принцессе, снимает шлем, склоняется к принцессе и…

Чёртов будильник! Я даже не помню, когда успела его поставить! Я нажала отбой, и поняла, что не смогу заснуть. Это немного обескуражило меня. Я что, выспалась? И почему я оказалась у себя в комнате на кровати? Я же помню, что уснула на диване…

Я потянулась, зевнула и вскочила на ноги. Такое пробуждение уже стало привычкой, и я действовала на уровне подсознания. Ещё раз сладко потянувшись, с сбросила с себя этот, порядком надоевший, деловой костюм и надела любимое жёлтое платье. Оно не совсем подходит мне по фигуре, да и фасон старомодный, но в нём всегда так уютно и комфортно, ничто не сковывает движения, и я могу свободно двигаться. Я повертелась возле зеркала и, почувствовав голод, направилась на кухню.
В дверях я столкнулась с Ва Нил. Она широко улыбнулась и громко сказала:
- А вот и соня проснулась! Ты что это на диване то улеглась?
- Да сморило меня… - ответила я и снова зевнула. – Три дня не спала, да ещё эти эмоции после программы. Вымотало.
- Здорово ты расслабляешься, расправляясь с драконихами посредством рыцаря на белом коне! – поддела меня Ванилька, и увидев, как широко раскрылись мои глаза, хохотнула тихонько. – Ну, ладненько! Ты, наверное, проголодалась? Мы тебе кусок торта оставили.
Я почувствовала, как голодный желудок сжался и боднул меня в район печени.
- Ни слова больше! – прошептала я пересохшими губами и ринулась на кухню.

На кухонном столе, на большом блюде лежал аппетитный кусок торта. Ещё не успев сесть на стул, я уже схватила его прямо руками и стала жадно откусывать большие куски. Ва Нил, вошедшая следом за мной, посмотрела на меня с лёгким испугом, а потом быстро принесла чайник и налила мне в чашку ромашковый чай. О, это было просто божественно! Я закрыла глаза от удовольствия и даже замурлыкала. Тихий смешок привёл меня в чувство. За столом, напротив меня, сидела Ванилька и ела йогурт. Меня слегка смутил её взгляд, и я, не удержавшись и откусив ещё один довольно приличный кусок торта, с полным ртом спросила:
- Что такое?
- Ты видела, как Нотрооды раздирают добычу? – сказала она, облизывая ложечку. Но, видимо вспомнив, что мне это неизвестно продолжила. – Вот именно так. Мне даже стало жалко бедный тортик…
- Да ладно, - засмеялась я, проглотив очередной кусок. – Я просто очень голодна.

Ванилька налила мне ещё чашку чая, и я с огромным удовольствием, медленными глотками, не отрываясь выпила всё до последней капельки. Приятный вкус успокоил меня и в то же время придал сил. Я уже хотела встать из-за стола, но, посмотрев на Ва Нил, остановилась. Я знала этот взгляд. Она явно хотела мне что-то сказать, но не решалась. В прошлый раз она так смотрела, когда порвала мою футболку. Но в этот раз, я чувствовала, было что-то другое.
- Ты что-то хочешь сказать? – я попыталась подтолкнуть нерешительность Ванильки.
- Вообще-то, да, - Ва Нил явно сомневалась, стоит ли мне это говорить. – Я хотела… ну… о Каине. Видишь ли, у него была… сложная жизнь. Он потерял…
- Я знаю, что он потерял отца, - я хотела подтолкнуть Ва Нил к разговору, сообщив, что я в курсе того. что произошло с каином, но она отрицательно замотала головой.
- Я не об этом. Знаешь… - она снова замолчала, но потом решилась и продолжила уже скороговоркой, как бы боясь, что передумает. – Каин просил никому новенькому не говорить об этом, но я должна. Лет пять назад он нашёл себе девушку. Не его расы, понятно. Она была что-то среднее между человеком, котом и лисой из твоего мира. Вообще, она была очень милая и красивая, она даже мне понравилась. Но она была неимоверно глупой! Даже чашки умнее её! И именно за это Каин полюбил её. Он мог ей целыми днями рассказывать о различных приспособлениях, механизмах, мирах. И она всегда его с интересом слушала, искренне всему удивлялась, потому что не знала такого. Не удивительно, почему Каин влюбился в неё, ему бы только о своей научной ерунде и болтать! Ну, и встречались они два года… А потом…

Ва Нил посмотрела на меня в надежде, увидеть, что мне это не интересно, что я её не слушаю. Но мне было очень интересно узнать о любовных похождениях Каина. Я даже и предположить не могла, что он был когда-то влюблён. Это действительно что-то новенькое! Хотя, почему бы и нет? Он же живой человек, значит, ничто человеческое ему не чуждо. Хотя о том, что «живой», да и что «человек» можно поспорить. Ва Нил отпила глоток йогурта, затем ещё один, и ещё один… Она явно тянула время, в надежде, что кто-нибудь войдёт на кухню и ей не придётся продолжать этот разговор. Я это почувствовала, поэтому поторопила её:
- Что было потом?
- Потом… - долгая пауза и ещё один глоток. – Потом она умерла. Нет, её не убили, и нет, даже не суицид. Она умерла от старости. Эти существа то живут десять лет, а она и так двенадцать протянула. Они внешне не стареют, не взрослеют, не увядают. Они просто в один момент перестают жить. Пуф, и всё… Каин после этого год не разговаривал. Совсем не разговаривал… А потом, когда боль утихла, сказал, что боится. Он боится, что все те, кого он любит, умирают. Я пыталась утешить его, что это не его вина, что так должно было произойти. А он только и говорил, что сломал ей жизнь, что больше никогда не сможет любить… Он даже… - Ва Нил тяжело вздохнула, опустила голову и замолчала.

Сказать, что рассказ растрогал меняя, значит ничего не сказать. Я была выбита из реальности. Почему чем больше я узнаю Каина, тем больше испытываю к нему жалость. Он столько всего пережил, что любой бы ему посочувствовал. И тут я поняла. Эта жалость не только к нему. Мы так с ним похожи…. Мы оба многое потеряли, оба отчаялись, и оба нашли себе новое место в жизни. Или нет? Я ещё ни разу не сравнивала себя с Каином, но сейчас это произошло само по себе.
- Раз мы заговорили о Каине, - сказала я приглушённо, чтобы не испугать Ванильку. – Можешь мне рассказать о нем поподробнее?
Ва Нил посмотрела на меня с удивлением.
- Ну, если ты так хочешь, слушай. Каин очень разносторонний человек, насколько я его знаю. И не удивительно, он живёт уже давно, да и проживёт ещё немало! Он уже опробовал себя во всех, знакомых тебе, профессиях, но всё же остепенился и стал настройщиком порталов.
- Он же ангел, да? – спросила я, чем снова поразила Ва Нил. – Почему его выгнали? Как он потерял… крылья?
- Это он тебе сказал? – Ванилька вытаращила на меня все свои глаза. – Ну, раз уж ты и это знаешь, тогда расскажу. У ангелов сложная иерархия, построенная на подчинении. Низшие слои – это ангелы и духи. Средние занимают апостолы и демоны. Ну а на вершине только Бог и Дьявол. И ты не думай, что все они только в твоём мире, их резиденции разбросаны в множестве вселенных, а подчиняются им миллиарды миров. У вас, как я знаю, правят мистер Ди и Джесс. Они очень ответственные и всё такое, но они далеко не главные. Возвращаясь к ангелам и духам, у них есть определённые своды законов, и в целом они одинаковые. Защищай хороших, убивай плохих, вот и вся забота. А Каин решил действовать по-своему. Однажды, он пощадил убийцу и не стал забирать его душу. Ты не думай, он просто пожалел человека, который был не виноват в том, что совершил, но считал себя таковым и искренне раскаялся. И вот об этом узнали и Каина, как говориться, разжаловали. Сначала хотели отдать его душу на очищение в Ад, но потом пощадили и просто уволили. Благо, Ева тут уже работала. Она и взяла его в отряд. А насчёт крыльев… лучше тебе не знать, как их отрезают.
- Отрезают?
Ва Нил вздрогнула, закрыла глаза и сделала два глубоких вдоха, похожих на приступы астмы. Чешуйки на её спине зашевелились, я впервые увидела что-то подобное. Она отвела взгляд, и в комнате снова повисло напряжённое молчание. Так и сидели мы некоторое время. Я смотрела на Ванильку, а она куда-то в пустоту.
- Как только ангела выгоняют из рая, - Ва Нил говорила на одном дыхании. – У него забирают возможность отращивать крылья. У ангелов на спине есть специальные отростки, из которых они и отращивают крылышки. Но если ангела изгоняют, то эти отростки отрубают раскалённым мечом правосудия. Тогда же и ставится клеймо «Падшего Англела». И, может, все силы не отбирают, но возвращаться в рай больше нельзя.
Ва Нил замолчала, испуганно огляделась, а потом тихо сказала:
- Каин никому не говорил, но я точно знаю. Именно из-за того, что его выгнали, он потерял зрение. Каким образом он видит сейчас, не знаю ни я, ни он. Всё, что я знаю, он больше не может видеть цвета и формы, но он чувствует ауру объектов, а по ней дальше сам додумывает образы.

Меня это откровение совсем не удивило. Многое я уже знала, но было интересно услышать рассуждение о том, как же Каин видит. Значит, он ангел, которого выгнали из рая, которого взяла в отряд его мать. И тут возникает новый вопрос:
- А как Ева оказалась в отряде?
Ванилька снова вытаращила глаза и натянула на лицо глупую улыбку. Я не сразу поняла, что она смотрит не на меня, а на того, кто стоял позади меня. Я оглянулась и встретилась взглядом с Евой. Она улыбалась как-то странно, одновременно и мило, и устрашающе. Я услышала грохот падающего стула и увидела, как Ва Нил быстро выбежала из кухни. Это показалось мне немного странным. Ева медленными шагами, как обычно легонько топая по полу, подошла к столу, подняла опрокинутый стул, села напротив меня, положила руки на стол и взглянула мне прямо в глаза.
- Я услышала, что ты хотела поговорить о том, как я попала в отряд. - Ева говорила низким голосом, чётко проговаривая каждое слово. – Но зачем просить кого-то, если можешь спросить у меня. Это очень и очень нехорошо.
Не знаю почему, но мне стало страшно, что она меня ругает. Я потупила глаза и съёжилась. Ева, видимо, ждала именно этой реакции, поэтому смягчилась и сказала:
- Если ты действительно хочешь знать, то я тебе расскажу. До того, как попасть в отряд, я была направлена в рай Земли. Это был не твой мир, но одна из его проекций, хотя об этом я тогда ещё не знала. По сути, я была ангелом, занималась обычными делами, никогда никого не подводила… Пока не встретила отца Каина. Он выполнял задание и случайно поймал меня. Он думал, что меня не должно было быть в том мире, но узнав о том, что я ангел, сразу отпустил. Я была на него так зла, что он посмел поймать ангела, и досадовала на себя, что смогла так глупо попасться. Тогда он и рассказал мне о мирах, о бесконечных вселенных, о красотах мира… И чёрт возьми, я повелась. Так всё и случилось, я забеременела, родила в раю, а потом ушла. Каина мне не отдали, потому что он, по сути, ангел, и без собственной воли уйти не может. Так я попала в отряд, а позже возглавила его, когда… мой муж погиб…
- А что с ним случилось? – спросила я и увидела показавшуюся в дверном проёме Ва Нил, отчаянно машущую руками.
- Тебе этого точно не нужно знать, - грубым голосом сказала Ева. – Всё, что я могу, что был день, когда я обрекла себя. Теперь у меня нет шанса вернуться обратно, а то, что я искала здесь, я потеряла.

Она тихо встала и ушла наверх, бросив косой взгляд на выглядывающую из-за двери Ва Нил. Ванилька тут же влетела на кухню и приглушенным голосом провопила:
- Ты зачем это спросила?!
- Просто интересно было… - попыталась оправдаться я, но Ва Нил даже не хотела меня слушать.
- В следующий раз, когда решишь спросить что-то подобное, прежде подумай. Ева и так в последнее время как на иголках от всех этих новостей. И лишнее перенапряжение ей сейчас совсем не нужно.
- Почему? – попыталась я докопаться до истины, чем вызвала у Ва Нил искреннее недовольство.
- Ты действительно не должна так много спрашивать. Доведёт тебя твоё любопытство.
Она вышла из комнаты громко хлопнув дверью. В доме воцарилась непривычная тишина… Я могла слышать даже стук собственного сердца. А оно трепетало, как птица в клетке. Говорят, что волнение можно запить. Я так и сделаю. Где же чай?

Рисунки автора
Книга 1. "Scintilla - там, где начинается жизнь"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы