понедельник, 2 января 2017 г.

Scintilla: Там, где начинается жизнь. Часть 3

Глава 2
Гость из шкафа
- Фух, - выдохнула Ва Нил. – Сегодня неплохо размялись.
- А…га… - еле-еле дыша проскрипела я. – Хоро…шо…
- Ой, да ладно тебе! – Ванилька, как ни в чём не бывало, уселась на мат, заложив ногу за ногу. – Это уже пятая тренировка, ты должна была привыкнуть.
- Мне кажется… - я всё ещё безуспешно пыталась восстановить дыхание. – Мне кажется… что ты чересчур на меня давишь…
- Давлю? – подскочила Ва Нил и уперлась руками в бока. – Ты ещё даже не представляешь, насколько мало всего мы делаем. Ты должна уметь уворачиваться, освоить в совершенстве боевые искусства, нарастить мускулатуру. А ты на обычной тренировке так устаёшь, что не можешь ничего делать! – и надменно ухмыльнулась. - Ты слишком бесполезная…


Внутри меня что-то заклокотало. Это я бесполезная?! Это Я бесполезная?!! Я была готова всё высказать Этой!!!... Но почувствовала, что должна сохранять спокойствие и выдержку. Ева предупреждала, что легко не будет, я должна научиться пропускать обидные колкости мимо ушей… И всё-таки я не сдержалась и сгоряча выкрикнула:
- Поэтому тебя никто и не любит!

И тут же поняла, что лучше бы мне было промолчать… Ва Нил застыла... Я видела раньше на её лице множество разных эмоций: радость, презрение, удовольствие, ненависть, доброту и жестокость. Но сейчас было нечто другое. Она замерла с пустыми глазами и краски стекли с лица. Её губы медленно шевельнулись, гася пробиваемый звериный оскал, и я испугалась, что она набросится на меня. Но вместо этого она резво на четырёх конечностях убежала прочь.
Я поняла, что надо бежать за ней, но боль в коленях, сбившееся дыхание и страх не давали мне это сделать. Я сидела в пустом зале, с каждой минутой всё сильнее осознавая, что же я натворила. Как я могла так поступить с ней? Я же знала, она же рассказывала. А я как последняя сволочь…

От отчаяния и злости на саму себя внезапно открылось второе дыхание. Превозмогая боль, я бросилась вслед за Ванилькой, но она уже успела раствориться в толпе. Но я знала, где её искать: единственное место, где она могла быть, это дом. Я бросилась вперёд, расталкивая зазевавшихся прохожих, выслушивая летевшие вслед оскорбления от всех существ на всех языках вселенной. Первой мыслью было – отключить переводчик, но я с каким-то маниакальным упорством выслушивала всё и была согласна. «Сумасшедшая, странная, идиотка какая-то», - всё это правда я. В груди противно сжималось и ныло, как от усталости, так и от стыда.

В дом влетела на последнем дыхании, врезалась в Каина и повиснув на нём хрипло прокричала:
- Где Ва Нил?!
- Что случилось, дитя? – Ева сидела на диване с книгой в руках и пила неизменный травяной успокаивающий горячий чай.
- Мне нужно поговорить с Ва Нил, - пошатываясь на дрожащих ногах, выдавила из себя я. – Я… должна сказать ей что-то важное.
- Она ушла, - ответила появившаяся из ниоткуда Силиция. – Сказала, что на задание. Но была она вся в слезах. Интересно, почему?

Силиция смотрела на меня наивными детскими глазками, приветливо улыбалась, и от этого мне стало ещё гаже на душе. Она выглядела самым милым ребёнком во всём мире, и мне было до отчаяния стыдно, что я обидела её подругу. Я не знала, что ответить, поэтому просто нервно оглядывалась по сторонам в поисках защиты, но Силиция и не ждала ответа. Она продолжила сама:
- Но в любом случае, я хочу посоветовать тебе одну вещь…
Она цепко схватила меня за майку, приблизила лицо так, что я увидела в милых детских глазах самую страшную сущность. Её глаза налились кровью, из носа и рта потекла жуткая чёрная склизкая жидкость, а улыбка растянулась до ушей и обнажила острые иглообразные зубы. От той маленькой прелестной девчушки не осталось ни следа, теперь на её месте стояло жуткое существо, преследующее людей в кошмарных снах.
- … не трогай её! – глядя прямо в глаза, процедила сквозь зубы Силиция и обрызгала чёрной слизью, струйками стекающей по губам.
Она разжала руки и стала самой обычной обиженной маленькой девочкой. Если честно, это испугало меня намного сильнее, чем вид страшного монстра. Силиция улыбнулась, повернулась ко мне спиной и отправилась по лестнице к себе в комнату, напевая весёлую детскую песенку.

Ева и Каин замерли, вытаращив глаза в безмолвном вопросе, но мне совсем не хотелось рассказывать о том, что произошло. Мне хотелось кричать, плакать, молить о помощи, да, в конце концов, хотя бы просто стереть плевок с лица, но я не двигаясь смотрела, как ступенька за ступенькой поднимается малышка, а её пышное платьице колышется в такт шагам.
- Ну и что ты сделала? – Каин первый не выдержал. – Силиция просто так никогда внешность не меняет.
- Я… - как бы мне ни хотелось придумать себе оправдание, но я решила сказать правду. – Я обидела Ва Нил. Я сказала, что её никто не любит.
- Зачем ты так сказала?! – Ева вскочила, уронив чашку с чаем. – Ты же знаешь, что…
- Знаю, знаю… - ответила я, рассматривая, как чайная лужица впитывалась в ковёр. Похоже, не только питьё этого напитка успокаивает, но и просто созерцание… – Не знаю, что на меня нашло.
- Понятно, - Каин пытался сохранить хладнокровие. – Ну, тогда ты сейчас ничего не сделаешь. Если она обижается, то уходит на весь день. Не беспокойся, Ванилька отходчивая. Побесится и перестанет!
- Но всё равно, - настойчиво произнесла Ева, наливая себе чай в другую чашку. – Тебе нужно будет извиниться!
- Знаю, знаю… - я покорно опустила голову.
- Кстати, пока не забыл, - сказал Каин. – У нас гости. Просят поддержку и помощь.
- И кто же? – поинтересовалась.
- Шут.

Это заявление просто перекосило Еву. Она так занервничала, что даже волосы на голове встали дыбом, как у разъярённой кошки. Вот не думала, что и у людей так бывает. Хотя, человек ли она?
- Я в этом деле не помощница, - Ева просто отвернулась и снова взяла в руки книгу. – С ним я общаться не стану!
- Но больше никто не сможет… - Каин запнулся и внезапно перевёл изучающий пустой взгляд на меня. – Хотя, погоди ка. У нас есть ещё одна искра надежды.
- Я не могу поверить! –Возмущенно вскрикнула Ева. – Ты уже наболтался с ним!
- Он любит потрещать костями, - ответил Каин и развел руками.

Ева посмотрела на него, а затем просто встала, взяла книгу и ушла наверх, не проронив ни слова. Каина, видимо, это абсолютно устроило, и он повернулся ко мне.
- Тогда, если нет другой кандидатуры, на задание пойдёшь ты.
- Я? – меня пробрала дрожь. – Но я же ещё не готова! Я ещё ни разу не была на заданиях!
- Вот и хорошо! – Каин схватил меня за плечо и куда-то потащил. – Надо же когда-то начинать. Не беспокойся, я в своё время разобрался с этой проблемой, и у тебя, надеюсь, их не будет. Тем более, что Шут очень ответственный и сильный. С таким напарником тебе будет всё нипочём. Один недостаток: он болтлив, любит "перетереть косточки", поэтому скучно с ним точно не будет. Сейчас он ждёт напарника у портала.

Мы вошли в зал, но у портала никого не было. Каин был слегка раздосадован и сконфужен, когда услышал стук из шкафа.
- Тук-тук, - раздался низкий мужской голос.
- Кто там? – подхватил игру Каин, направляясь к шкафу.
- Шутка, - вторил ему голос.
- Кто "Шутка"? – о мой бог, это начало для шутки.
- Шутка не удалась, - ответил голос и продолжил после паузы. – Я застрял тут, помоги.
Каин попытался сохранить спокойствие, но это ему не удалось и, промокнув выступившие от смеха слёзы, пошире распахнул створки шкафа. Я тоже тихо захихикала, но, когда увидела то, что вылезло из шкафа, от веселья не осталось ни следа: сердце дрогнуло и остановилось, по спине побежали мурашки. Из шкафа, кряхтя и посапывая, вылезла сама смерть - жуткий двухметровый скелет, закутанный в чёрный плащ. Два глазных яблока непостижимым образом держались в глазницах и, что показалось просто невероятным, стандартная улыбка человеческого черепа делала лицо добрым и счастливым. Я поняла, почему это - Шут.
- Упс, - сказал он, вылезая из шкафа. – Похоже, вы нашли мой скелет в шкафу.
- И это всё ради такой маленькой шутки? – Каин явно расстроился, но завуалировал это приветливой улыбкой. – В прошлый раз я ухахатывался от твоего появления с лампочкой во рту.
- Это была светлая идея! Но я слишком костеголовый, чтобы придумывать хорошие шутки на ходу.
- Ладно уж, - Каин пожал скелету руку и продолжил. – Так что за дело у тебя?
- Нужно разобраться с «весельчаками». Там какая-то пространственная аномалия. Что-то вроде дыры в пустоте, но пока это только предположение. Мне нужен один человек в команду.
- Тогда, - Каин подтолкнул меня, пытаясь вывести из оцепенения. – Представляю тебе нового члена команды. Это Искра.
- Я бы сказал… - бодро начал скелет, но внезапно замолчал, поводил глазами в разные стороны, почесал костяшкой указательного пальца подбородок и пробормотал. – Нет, плохая идея. С тобой так шутить не стоит… Меня зовут Шут.

Он уверенно протянул мне руку. Я колебалась, не каждый день удаётся видеть такое! К странным существам я уже привыкла, так почему этот монстр заставляет меня дрожать, как осиновый лист? Может, он мне напоминал кого-то? После долгой неловкой паузы я всё же решилась пожать ему руку. Его костлявые пальцы были на удивление тёплыми и приятными на ощупь. Шут перевёл взгляд на Каина и сказал.
- Мне кажется, она не искрит желанием идти, может, Ева согласиться? Или Ва Нил, я её уже два месяца не видел.
- Ва Нил уже на задании, - ответил ему Каин. – А Ева не хочет с тобой общаться. Видимо, ещё не отошла от твоих прошлых шуточек.
- Ой, да не такие они и плохие, - отмахнулся Шут. – Ну, подумаешь, шутканул пару раз.
- Сто сорок пять шуток за две минуты, - ответил ему Каин, опираясь руками в бока. – И это без глупых звуков и поз.
- Ну, может слегка переборщил, - оправдывался Шут.
- "Слегка", - Каин приподнял бровь и ухмыльнулся.
- Эй, не надо так смотреть. Ты итак видишь меня насквозь!
- Ладно, дошутимся ещё, - улыбка медленно покинула лицо Каина. – Так что, идёшь с Искрой?
- А почему бы и нет? – усмехнулся Шут и подмигнул, я так и не поняла, как это ему удалось...

Как какой-то картинный киногерой он распахнул плащ, и я с удивлением заметила, что одежда на нём самая обычная: рубашка, чёрные штаны и кроссовки. Необычным был только плащ. Изнутри он был блестящим м переливающимся, и казалось, что смотришь в ночное небо.
- Только мне нужно узнать, согласна ли эта яркая леди? – продолжил Шут, что заставило Каина опять натянуть глупую улыбку на лицо.
- Да, думаю… - робко ответила я.
- Отлично! – Каин схватил меня за плечи. – Тогда быстро в портал. Я сейчас его настрою, подождите пару минут.

Он затолкал меня и Шута внутрь аппарата и принялся нажимать какие-то кнопки, что-то защелкало, запищало… Мне было немного неловко стоять с настолько высоким существом - чувствовала себя, как в младшей школе. Я всегда в строю стояла почти в самом конце, завистливо поглядывая на длинноногих одноклассниц. Помню, как я надела каблуки, чтобы казаться чуть выше, но в первый же день поскользнулась и сломала ногу. Больше я никогда не носила туфли на каблуках. Со временем я нашла альтернативу - кроссовки на скрытой платформе, и это мне больше нравятся. Но и на высокой подошве я не доставала этому скелету даже до плеч.

- Первое задание, да? – Шут нарушил молчание. – Можешь не отвечать. Я точно знаю этот взгляд. Искры в глазах… Ты ведь ещё ни разу не телепортировалась?
Я кивнула. Шут посмотрел на Каина, и его глаза странно блеснули. Каин поднял большой палец вверх, предупреждая, что всё готово.
- Тогда, тебе стоит закрыть глаза. Резкая смена обстановки может…

Разговор был заглушён шумом. Рёв, гам, треск и множество необъяснимых звуков оглушили меня, и я непроизвольно закрыла уши руками. И так же внезапно всё прекратилось. Шум исчез. Мне показалось, что мы были в той же самой комнате, только Каин куда-то пропал.
- Наша остановка, - Шут вылез из портала.
- А где Каин? – спросила я.
- Он остался по ту сторону портала, - ответил Шут. – То есть ты совсем не заметила, что мы телепортировались?
- Не особо, - ответила ему я, вылезая из портала.
- Ну, тогда знай, что так всё и происходит. Тут ещё прибрано, значит, мы встретим тут хозяев. Я не знаю, кого мы встретим, но тебе не стоит с ними разговаривать. Только если я скажу, что всё хорошо, то можешь говорить с ними. Хотя, не думаю, что тут мы встретим хороший сервис. Обычно в таких местах всё на самообслуживании.

Шут подошёл к двери, которая чуть-чуть отличалась от двери в доме Каина, открыл её и отшатнулся - в нос ударил ужасный смрад. Пахло сотней нечищеных унитазов.
- Фу, - он помахал рукой у лица, будто у него был нос. – Всё хуже, чем я думал. Уборщицы у них в отпуске. Хоть лестница рядом. Пошли.
Он сделался излишне серьёзным, и это меня не удивило. Было странным, что мы оказались внутри канализационного коллектора, со всеми его "прелестями", текущими по открытому лотку. Задержав дыхание, насколько это было возможным, я быстро вскарабкалась вверх по вбитым в стену скобам, еле-еле отодвинула металлический люк и выбралась наружу. Шут вылез следом, и тщательно закрыл люк.
- У нас действительно грязная работёнка, не так ли?
Я не оценила шутку, но его это совсем не смутило. Он просто посмотрел куда-то вдаль и сказал мне:
- А теперь быстро натянула улыбку на лицо и говори всем "доброе утро".
По его лицу, а точнее, по выражению глаз, читалась паника. Я не поняла, что могло вызвать такую реакцию, но решила сделать так, как он просил.
И тут я увидела, как из распахнувшихся дверей хлынули толпы людей с поразительно одинаковыми лицами и красными нарисованными щёчками. Отличались они только цветом волос, самых невообразимых оттенков. Люди проходили мимо, говоря одинаковыми голосами: "Добрый день!". Их было так много, что они казались единым потоком, но голоса не сливались в общий гул, и это было удивительно. Шут успевал отвечать всем, а я не могла уследить за всеми сразу.

Внезапно людской поток затормозил, и я оказалась лицом к лицу с одним из них. Он беспрерывно улыбался, и я невольно улыбнулась в ответ, хотя мне что-то показалось странным. Это продолжалось около пяти минут, и я смогла внимательно рассмотреть его во всех подробностях. Лицо было такое-же, как и у всех окружающих, и, казалось, было выполнено по единому штампу. Не могла же я представить такое огромное количество близнецов? Это немного развеселило меня, пока я не поняла, что у него нет глаз. То есть, они были, но не настоящие, а стеклянные, как будто кто-то вставил протезы. Они были до безумия реалистичны, но какие-то пустые, без привычно движущейся радужной оболочки, не выражавшие ни единой эмоции, но в них просто струилось счастье. Не настоящее, поддельное, будто кукольное. Улыбка сползла с моего лица, а человек сказал:
- Почему ты не улыбаешься? Ты что, не рада? Мы все рады. Ты не такая, как все.
- Добрый день! – услышала я голос Шута, а потом произошло нечто странное.

Он быстро накрыл меня полой своего плаща, блестящая подкладка сверкнула перед моими глазами, и я оказалась в невесомости. Я неслась сквозь пространство, состоящее из светящихся точек и крохотных звёздочек. Они были так близко, что я могла почувствовать тепло, исходящее от них. Мои руки проходили сквозь звёзды, когда я попыталась за них ухватиться. Единственное, что удерживало меня - была костяная рука Шута. Я видела его, целиком, но на нём не было плаща. Голова его была высунута в небольшое отверстие, где была реальность, а ноги были в противоположном отверстии, где находилась дорога. И я видела, что он просто шел, что-то говорил, улыбался по пути, но я ничего не слышала. Я болталась в каком-то неведомом пространстве, ничего не слыша и с трудом осознавая, что же со мной произошло. И вот резким движением руки Шут выдернул меня из этого пространства и вышвырнул на улицу.
- Прости, получилась жесткая посадка, - серьёзно сказал Шут, поднимая меня на ноги. – Ты очень далеко улетела. Мог не вытянуть.
- Что это было? – удивилась я, потирая ушибленное плечо.

- Это долгая история, но времени теперь у нас предостаточно. Ты спугнула Весельчаков. Теперь они будут нас искать минимум полчаса. Так что приготовься услышать удивительную и занимательную историю из моей жизни! Как ты догадываешься, я работаю уже давно и, естественно, успел нажить себе массу неприятностей. Одна из проблем связана с разрывом пространства и я, по неосторожности, туда влез. И оно, как бы так сказать, обвилось вокруг моей шеи и не слезает. Но я смог его несколько деформировать и превратил в модный плащ! Мне нравится, в этом есть свои плюсы! Главное, не потерять голову!
Он накинул капюшон плаща на голову и … она исчезла. Теперь это было просто тело без головы. Меня это удивило, хотя я уже знала, почему это происходит. Когда Шут вернул голову на место, я спросила:
- А каково это, застрять между двумя мирами?
Этот вопрос его явно обескуражил.
- Девочка, а я и не знал, что ты такая интересующаяся, - Шут почему-то скосил глаза. – Ну, чтобы не потушить в тебе искру интереса, скажу так. Когда твои задние кости в невесомости, это немного неприятно. Однако я всё время держу правильную осанку, потому как мне не надо напрягаться. Вот это действительно свободная одежда. Да и переносить тяжести в том пространстве легче. Но хватит обо мне. Что случилось с тобой?
- А что не так? – я не поняла, к чему был задан этот вопрос.
- Я про твоё состояние. Весельчаки всегда чувствуют грусть и печаль. Они выбирают печального человека и делают его счастливым. Так что с тобой случилось, почему они выбрали тебя? У тебя что-то случилось?
- Нет, ничего такого, - соврала я. – Может, они реагируют на страх?
- Нет, дорогуша, ты меня вокруг пальца не обведёшь, - Шут покрутил рукой у виска. – Быстро рассказывай, что случилось, пока за тобой не ринулась толпа Весельчаков.
Я замялась. Всё-таки, я знаю этого человека всего час, может меньше. Стоит ли мне рассказывать ему секрет моей подруги, даже если она мне больше не будет подругой…
- И вот опять, - Шут всплеснул руками. – Что за печальное лицо? Ты точно с кем-то поссорилась.
Я просто кивнула в ответ. Шут почесал подбородок и сказал:
- Расскажи мне поподробнее, может, я тебе помогу с чем-нибудь.

Я просидела в тишине ещё минуту, но, посмотрев в дружелюбные глаза Шута, я всё-таки решилась рассказать ему то, что не решилась бы никому.
- Ты же знаешь Ва Нил? – спросила я, ещё колеблясь.
- Конечно, - ответил Шут. – Мы с ней часто ходили на задания вместе.
- У неё была проблема… - продолжила я. – Ещё до того, как она попала в команду, у неё была семья. Они жили в доме, защищали друг друга, охотились вместе. А затем из ниоткуда прилетели пришельцы, и единственной их целью было захватить территории. Они убили всю её семью. Ва Нил спасло то, что она случайно провалилась в портал между мирами. Она оказалась в чужом мире совсем одна…

Шут внимательно слушал, не отводя взгляд. Пару минут я не решалась сказать самое главное, а затем призналась:
- Я сказала ей, что её никто не любит…
Я ждала чего угодно: презрения, оскорбления, даже удара. Но Шут только опустил взгляд, присел на пол, укрылся плащом, и затих. Я села с ним рядом, не в силах произнести ни слова. Наконец, Шут громко выдохнул и начал свой рассказ:

- Когда я родился... Я родился не живым скелетом, хотя и мама, и папа были обычными людьми. Акушеры были в шоке и первой мыслью было то, что беременность была неудачной, поэтому всё так и произошло. А потом я закричал… в первый раз в своей жизни. Мама отказалась от меня сразу, но папа забрал меня домой, воспитал, вырастил, а самое важное – изучил. Он понял, что мне нужно есть, пить, как мне жить, как меня обучать. И вот случилось то, что должно было случиться рано или поздно. Он вывел меня в люди. Конечно, меня боялись, называли меня "чудовищем", "тварью, что не должна жить". Папа реагировал спокойно, но меня эти слова били прямо в сердце, которого у меня нет. Когда пришло время отец отдал меня в обычную школу, и я оказался в окружении других людей. Они дразнили меня, били… все, кроме неё. Она была самой милой девочкой, какую можно было себе представить. Она не боялась меня, нет… она была такой же. Нет, она не была жутким скелетом. Она просто была "странной". Она могла менять цвет глаз, как только хотела. И всё! Всё! Больше она ничем не отличалась от других, но они всё равно избегали её, называли ведьмой, дьяволом. Почему они были такими жестокими?

Шут замолчал. Я заметила, что из его глаза ровно по разлому потекла белая светящаяся слеза. Он посидел так ещё минуту, стряхнул слезу, усмехнулся и продолжил:
- Но время шло. Она защищала меня, я защищал её. Она росла, её странность уже не казалась удивительной, и люди потянулись к ней. И она потянулась к ним. Я чувствовал предательство. Я думал, что после того, как её примут в компанию людей, она забудет про меня. И я был прав, она и правда забыла обо мне, но как оказалось, она была просто наивной и попалась в ловушку. Эти люди чуть не сожгли её на стройке. Просто привязали к большой доске, наложили веток и каких-то деревянных обломков и решили сжечь, как ведьму. Я случайно узнал о готовящемся беспределе, быстро примчался на помощь. Тогда я нарушил одну заповедь, о которой мне говорил отец. «Не убий». Я убил всех поджигателей, и вытащил девочку из огня. У неё обгорели ноги, и я на руках отнес её до дома, но её родители избили меня. Они решили, что это я сделал. А она была без сознания от болевого шока и не могла говорить. Они сломали мне руку. В прямом смысле, домой я принёс руку отдельно от остального тела. Папа очень рассердился, но смог мне помочь. Он объяснил родителям девочки, что я её спас, вставил мне кость вручную, а убийства выставил за группу сатанистов-самоубийц. Я был благодарен ему за всё, а он только и хотел, чтобы у меня всё было хорошо. Он даже гордился мною, несмотря на то, что я переступил через запрет ради спасения невинного человека. А мне было страшно. Не за девочку, не за наказание за убийства… Я боялся самого себя, на что я ещё мог быть способен. У меня до сих пор перед глазами вид растерзанных тел. Я помню, как вырывал им глотки голыми руками. Но самое страшное, что я не чувствовал ничего. Ни боли, ни отчаяния, ни сожаления, даже наслаждения не было. Я просто потерял возможность чувствовать.

Он опять замолчал. Его глаза попросту исчезли, а он тяжело задышал, взялся за голову и продолжил:
- У девочки обгорели ноги настолько, что она целый год не могла ходить от боли. Ей пришлось кататься на инвалидном кресле. И весь год я возил её от кабинета к кабинету, всё ещё выслушивая оскорбления и насмешки от сверстников. С того дня я возненавидел людей, как вид. Но она была всегда добра ко всем, даже если люди не отвечали взаимностью. Я не понимал, почему. Они издеваются над ней, обижают. Они её чуть не убили, а она всё равно тянулась к людям. Я не верил, что можно так быстро простить собственных убийц. Я и не простил. Но нет худа без добра, за этот год мы узнали друг о друге много нового. Оказывается, она могла ещё говорить разными голосами, что очень помогало в некоторых случаях. А я рассказал ей свой секрет…

Шут задумался и посмотрел на меня. Я, не шевелясь, слушала, а он просто показал свою руку, на которой была кожа. Настоящая кожа! Но она была белоснежная и светилась, как и глаза Шута.
- Я могу создавать себе любое тело, какое только захочу. Но всё равно оно никак не помогает мне. Я всё равно остаюсь скелетом. Тем более, я очень сильно устаю после этого. А потом она, наконец, смогла встать на ноги. Я был счастлив, пока не понял, что ноги помогут ей уйти… Она ушла в какой-то университет, на экономиста, вроде. А я остался дома. Я не видел и не слышал о ней несколько месяцев. Я даже боялся, что она забыла про меня, поэтому отправился в тот же университет, где она училась. Отец мне не разрешал, грозился оставить под домашним арестом, а я, костеголовый, ослушался его и тайком сбежал. Я пришёл к ней, не смотря ни на что. Я думал, что испорчу ей жизнь, ведь с ней никто не будет общаться, если я приду… Никто не любит монстров. Но она была счастлива видеть меня! Оказывается, всё это время она была абсолютно одна, и ей не с кем было поговорить. Она ждала меня! Конечно, она изменилась, стала взрослее. Но худшее, что она приобрела в мире людей – это чувство юмора! Я не мог выдержать её глупые шуточки про скелетов. Они меня прямо выбешивали! Но я не мог злиться на неё, ведь она - всё, что у меня было. Я помню, у неё был зачёт в универе, который она с грохотом провалила. Она плакала весь день, а я её утешал. Помню, что именно в этот день мы в первый раз поцеловались.

Шут опять замолк, погрузившись в себя. Я не могла выдавить из себя ни слова, так меня захватил его рассказ. Он поднял голову вверх и продолжил:
- Мы решили, что нам стоит пожениться. Это произошло так спонтанно, мы просто вдруг взяли и расписались в загсе. Так быстро и так просто! Но мы решили отметить это со всем размахом. Свадебное путешествие должно было быть в Испании. Мы уже радостные ехали в аэропорт, когда случилась авария. Последнее, что я помню, это белый коридор и я с ней. Нам навстречу вышло существо. Это было похоже на ската и бабочку одновременно. Его разноцветные крылья крепились к рукам, а голова сливалась с телом. Он просто без лишних слов провёл нас по коридору и вывел в новый мир. Мир, в котором мы не другие, где принимались все существа вселенной! А потом нас взяли в отряд, где мы были не «чудовищами», а самыми обычными людьми, какими и должны быть. У нас было так много приключений вместе, так много пережитого… а потом мы поссорились. Не знаю, почему, обычная бытовая ссора. Она обиделась и ушла на задание без меня. И не вернулась…

Шут всхлипнул и пустил слезу, но не останавливал своего рассказа:
- И мне было так плохо, я потерял единственного настоящего друга. Настоящую любовь… Я много лет корил себя за то, что поссорился с ней, извинялся. Но знаешь что, просить прощения у каменной глыбы глупо и бесполезно. И теперь я всё время вспоминаю об этом, и единственное, что даёт мне успокоиться – это её глупые шуточки. Её даже в отряд записали, как «Шутница», а я взял позывной «Шут», чтобы мы были одинаковыми.

Шут поднялся с пола, отряхнул запылившийся плащ, поднял меня на ноги и серьёзно сказал:
- К чему я веду. Извинись перед Ва Нил как можно скорее. Потому что другого случая может и не быть. А теперь пошли. Нечего кости просиживать.

Я улыбнулась этой шутке, и, хотя в голове были не очень весёлые мысли, теперь я смотрела на Шута совсем другими глазами. Оказывается, за этим несуразным балагурством он скрывает боль души. Но я не испытывала жалости, а напротив, восторгалась его силой воли. Сколько ему пришлось пережить - и издевательства, и потери, но он до сих пор не потерял желания жить. А я что? Смалодушничала от первой чёрной полосы - решила прыгать с моста. Теперь я понимала, какую глупость чуть не совершила, заступив за ограждение… на что я надеялась? О чём я только думала? Хорошо, что всё закончилось вполне благополучно. Я жива и вполне здорова, хотя никогда не вернусь в тот прежний мир… А если и вернусь, то это буду уже не я, точнее "не та я".

Мне не давали покоя слова Шута о времени. А ведь и правда, и Ва Нил мне говорила, что ходит на задания, где нужна физическая сила и полная сосредоточенность… Как я могла быть такой безрассудной и чёрствой?! Я вывела Ванильку из состояния равновесия, и невольно подвергла её смертельной опасности! Однажды она может не вернуться. И детское сердечко Сицилии это почувствовало. Так вот почему девочка так на меня разозлилась!

Погруженная в печальные мысли я не сразу заметила, что Шут взял меня за руку и потащил куда-то вперёд, сквозь многочисленные проходы, не забывая по пути здороваться со всеми. На этот раз его рука оказалась более тёплой и родной, чем при первом знакомстве. Я вышла из состояния транса, столкнувшись с одним из весельчаков, ответила на его приветствие и, как заведенная, принялась раздавать «здравствуйте» налево и направо, уже не всматриваясь в лица. Когда толпа немного рассеялась, я тихо спросила у Шута:
- А почему нам нужно бояться Весельчаков?

- Дело в том, что у них не очень весёлая история, - ответил Шут и, оглянувшись по сторонам, не заметив рядом никого, продолжил – Всё началось давно, когда этот мир захлестнула волна депрессии. Сто процентов населения были грустными, около семидесяти процентов покончили жизнь самоубийством, и правительство не смогло придумать ничего другого, как избавить всю расу от возможности грустить. С помощью генной инженерии они изменили геном человека, удалив "грусть". Но получился побочный эффект, активировавший ненависть в самом худшем её проявлении. Теперь люди в этом мире всегда внешне веселы, но находятся в постоянной готовности к неконтролируемой агрессии, готовы перегрызть друг другу глотки. Теперь любой, показавшийся весельчаку недостаточно счастливым, находится в смертельной опасности, и если они увидят кого-то грустного, то мало не покажется. Причём всем и сразу. Вот веселье то будет!

Шут внезапно остановился и посмотрел куда-то в сторону. Он прошёл пару шагов вперёд, а затем посмеялся и сказал:
- Да уж, далеко мы точно отсюда не уйдём. Мы уже в разрыве.
- Как это? – не поняла я.
- Видишь там окно с растением? – он указал на соседнее здание. – А теперь идём.
Мы шли, и шли, и шли. Создавалось впечатление, что мы проходим одно и то же место уже в сотый раз. Все дома в городе были похожи как две капли воды, но растение всякий раз оказывалось в окне следующего дома. Тут я начала подозревать что-то неладное.
- Как я сразу не заметил? – усмехнулся Шут. – Теперь осталось только залатать разрыв, а затем убираться отсюда.
- А как это, "залатать"? – спросила я.
- Шить умеешь? – спросил меня Шут, и я честно ответила, что не умею. – Жаль, но в любом случае тут механизм такой же. Берёшь вот такой вот приборчик.

Шут достал из плаща странный металлический предмет, украшенный рисунками и символами, в которых я мало чего понимала, внешне похожий на обычную иглу, разве что немного больше.
- А теперь зашиваешь пространство и время! – продолжил Шут и взмахнул иглой.
Он сделал несколько точных резких движений руками, как бы зашивая невидимую ткань. Игла рассекала воздух, оставляя за собой синее свечение, которое постепенно рассеялось и исчезло. Шут также быстро спрятал прибор в карман, прошёл вперед шагов десять-пятнадцать, обернулся, снова подошёл ко мне, отряхнул плащ и сказал:
- Теперь в обратный путь! – он остановился, и в его глазах блеснула искра. - И мне кажется, нам нужно больше приключений. Поэтому держись за меня и ни на шаг не отставай.

Мы взялись за руки, и он громко на весь квартал крикнул:
- Как же мне грустно!!!
И побежал. Я сразу не сообразила, зачем, но обернувшись назад поняла. За нами гналась толпа весельчаков, полностью потерявших свой человеческий облик. Они казались безумными: неслись на нас, сшибая друг друга, в едином желании убить. Как только я увидела это, понеслась ещё быстрее Шута. А он невозмутимо бежал вперёд к спасительному люку. Боль в мышцах, что преследовала меня на протяжении всего путешествия, полностью исчезла. И я осознала, что тренировки с Ва Нил, это всего лишь маленькая разминка. Когда за тобой бежит толпа разъярённых психопатов, тебе всё равно, сколько сил ты потратишь, сколько метров пробежишь. Тебе наплевать на вырывающееся из груди сердце, на отключившееся дыхание, на боль в ногах. Инстинкт самосохранения заставляет тебя нестись вперёд.

Я поняла, что значит выражение "во мгновение ока", когда мы добрались до люка, скатились по лестнице в канализацию, и даже не обратила внимание на смрад, издаваемый нечистотами. Топот сотен ног и душераздирающий ор преследовал нас до самого портала. У меня был шок, но Шута эта ситуация только забавляла. Он кривляясь подошёл к панели управления и сказал глупо улыбаясь:
- А теперь нам нужна помощь, я с этой штукой обращаться не умею.
Я пыталась хоть что-то ответить, но из-за сильнейшей отдышки не смогла выдавить из себя ни слова.
- Думаю, мы тут застряли на некоторое время, - сказал Шут, неуверенно тыкая по кнопкам. – Я свяжусь с Каином, и он нас вытащит. А ты пока пойди, отдохни где-нибудь. У нас тут намечаются пространственно-временные трудности.
В глубине комнаты стоял роскошный белый диван. Я с удовольствием растянулась на мягкой обивке и не заметила, как задремала.
Сон был очень странный. Он уже который день преследовал меня. В этом сне Каин не пришёл ко мне, и я смогла прыгнуть с моста. За мгновение до касания воды я всегда просыпалась в холодном поту. Но сегодня я не смогла прыгнуть, потому что меня разбудил Шут.
- Наконец проснулась! – он смотрел мне прямо в глаза. – Я уже думал костяшками греметь, чтобы тебя разбудить. Я поговорил с Каином, он настроил портал с твоей базы. А теперь сгребай кости с дивана, пора возвращаться домой.
Я попробовала подняться, но не смогла. Мышцы отказывались работать и покидать уютную мягкость дивана. Как бы я не старалась, не могла заставить себя встать, настолько я чувствовала себя разбитой, как будто по мне грузовик проехал. Шут не долго слушал моё несвязное мычание, схватил за шиворот и поставил на ноги.
- Если ты не пойдёшь сама, - его глаза потухли и стали пустыми и тёмными. - Я тебе все косточки пересчитаю.
Умеет же Шут убеждать! Сон как рукой сняло, и я на автопилоте понеслась к порталу. Надеюсь, про косточки он всё же пошутил.

Мы стояли в портале и чего-то ждали. Повисла неловкая пауза, Шут посмотрел на меня и сказал:
- Кстати, знаешь, почему скелет никогда не ест?
- Нет, почему? – спросила я, уже зная, к чему он ведёт.
- Потому что еда проходит сквозь не…
И тут я увидела улыбающегося Каина. Он встречал нас с раскрытыми объятиями.
- Добро пожаловать домой! – Каин смешно подскочил на месте. – Ну как тебе первое задание?
Я оглянулась по сторонам:
- Где Шут?
- Я переместил его на базу. Там ему будет намного лучше. А что такое?
- Ва Нил здесь?
- Да, она вернулась уже давно…

Я не дослушала Каина и бросилась в гостиную. Ва Нил удобно развалилась на диване и смотрела телевизор. Я подошла ближе, но не решалась заговорить, подбирая нужные слова. Ванилька была поглощена шоу и, видимо, совсем меня не замечала.
- Ва Нил… - тихо промямлила я. – Я хотела сказать…
Но тут случилось что-то непонятное. Она резко вскочила с дивана, подошла ко мне и начала осматривать меня со всех сторон.
- Ты в порядке? – она взяла меня за щёки. – Голова не болит? Боже, я так волновалась!
Я не ожидала такой реакции, поэтому временно впала в ступор, но потом опять попыталась найти нужные слова:
- Ва Нил… Я хотела…
- Слушай, прости меня, - прервала меня Ванилька. – Я серьёзно не должна была говорить про тебя такое. Шут мне всё рассказал. Пробежать десять километров без подготовки это действительно невероятно! А твоё железное спокойствие, когда вы оказались в толпе весельчаков! У Шута все косточки тряслись, а ты была спокойна, как удав! После всего этого… я готова взять слова назад. Ты действительно не так проста, как кажешься.

Я не могла поверить в происходящее. Ва Нил ни разу ещё не извинялась, даже если была не права. И в то же время я почувствовала необыкновенное облегчение. Всё же, Ванильку не ждала та кара, что случилась с женой Шута.
- Прости меня, Ва Нил, - сказала я, найдя нужные слова. – Я была не права. Без тебя было бы очень плохо.
Она одарила меня снисходительной улыбкой, чего мне было вполне достаточно. Никогда бы не думала, что такой жуткий звериный оскал окажется для меня таким тёплым и родным. Но что меня полностью успокоило, это улыбающаяся Силиция, появившаяся в дверном проёме. Она скрестила руки на груди и закинула ногу за ногу. Её взгляд выражал удовольствие маньяка, будто она добилась того, чего хотела.
- Может, пойдём, попьём чая? – предложила Ва Нил, похлопывая меня по плечу.
- Да, конечно… - ответила я, и мы пошли на кухню, где было уже всё готово для чаепития, видимо, Ванилька готовилась к моему приходу.

Я до сих пор не понимаю, почему она попросила прощения? Ведь это я обидела её, а не она меня, или наоборот? Если она решила извиниться передо мной за то, что назвала бесполезной, так я уже давно простила её за это. Ва Нил поставила на стол пару чашек и налила горячий ароматный чай. После пары глотков горячий райский напиток растёкся по моему организму, расслабляя все мышцы и убирая усталость. Допивая первую чашку, я решилась спросить:
- Ва Нил, расскажи мне о Силиции.
- О Силе? – переспросила Ва Нил. – Силиция прекрасная девочка. Она самая милая и добрая из всех детей, кого я только встречала.
- Кто она для тебя? – этот вопрос её немного смутил.
- Для меня… - Ванилька задумалась. – Для меня она как дочь. Силя такая… беззащитная. Она потеряла родных давным-давно. Жила на улице, скиталась по помойкам, пока мы её не нашли. Она была такая одинокая и печальная. С самого первого дня я пообещала себе, что буду всеми силами добиваться улыбки на её лице! Первое время она боялась меня, убегала сквозь стены, но потом привыкла. А теперь я не представляю, как мы могли жить друг без друга. Она стала мне роднее, чем кто-либо. Но боюсь, что она никогда не сможет увидеть во мне родного человека. Я же совсем другая, далеко не идеальная, не самая лучшая…
- Не говори так, - прервала я её. – Она любит тебя. Если честно, то это она подтолкнула меня извиниться перед тобой.

Ва Нил внимательно посмотрела на меня, и я заметила её глазах слезинку. Я опять что-то не так сказала? Что-то задело её чувства? Почему у меня всегда так?!
- Она сама сказала? – Ва Нил смахнула слезу. – Сказала, что любит меня?
В этот момент из-под пола выпорхнула Силиция. Оказывается, она подслушивала весь разговор! Она подошла к Ва Нил, приобняла за ногу и широко улыбнувшись, сказала:
- Мамочка, там фильм начинается, пойдём смотреть?
Я испугалась, что у Ванильки сердце разорвется, настолько круглыми и стеклянными стали её глаза. Казалось, что она лишилась чувств. Девочка и рептилия долго стояли и смотрели друг на друга. Потом Ва Нил обняла Силицию и сказала, расплывшись в довольной улыбке:
- Конечно, дорогая! Пойдём скорее, - Посадила Силицию на плечи, и они вместе удалились в гостиную к телевизору...

Я налила себе ещё чашечку чая, сделала глоток и задумалась: во что я ввязалась?


Рисунки автора

Книга 1. "Scintilla - там, где начинается жизнь"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы